Нерешённые проблемы России
0 103

Нерешённые проблемы России

Письмо Л.В. Гречишникова о том, как федеральные госорганы десятилетиями не решают проблемы народа России, отказываясь проводить разумную реформу оплаты труда.

О ДЕСЯТИЛЕТИЯМИ НЕ РАЗРЕШАЕМЫХ ПРОБЛЕМАХ ОТ ВЫСШИХ И ДРУГИХ ФЕДЕРАЛЬНЫХ ГОСОРГАНОВ

Открытое письмо

СООТЕЧЕСТВЕННИКАМ

В том числе:

В.В. Путину

М.В. Мишустину, А.Р. Белоусову, В.В. Володину, В.И. Матвиенко, А.О. Котякову, М.Г. Решетникову, П.В. Малкову

В.Д. Зорькину, О.С. Хохряковой, В.М. Лебедеву, И.В. Краснову,

Т.Н. Москальковой

соотечественникам из госорганов субъектов РФ

соотечественникам из Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства

соотечественникам из Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека

соотечественникам из Экспертного совета при Уполномоченном по правам человека в РФ (УПЧ)

А.М. Сергееву (Российская академия наук)

Л.Ю. Михеевой Л.Ю. (Общественная палата РФ)

 

от Гречишникова Л.В., экономист по труду

Здравствуйте!

Убеждён, высшими и другими федеральными госорганами создано много проблем. Для людей, экономики, общества, страны. Прямо законами и другими решениями. Частью которых, убеждён, нарушается даже Конституция РФ, права человека (согласно статье 2 Конституции РФ, - высшая ценность). И эти решения не исправляются десятилетиями. В принципиальном отношении.

(Пишу об этом много лет. Открытые письма стал писать после безрезультатных визитов в госорганы и обычных, не открытых, писем им. Все письма, открытые и обычные, отправляются главе государства, руководству Правительства РФ, Госдумы, Совета Федерации, Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Генпрокуратуры РФ, Минтруда России и т.д. обычной почтой.)

Речь, в частности, – о том, что высшая власть вывела себя (полностью или частично) из-под контроля главных в системе власти контролёров за соблюдением Конституции РФ, прав человека – Конституционного Суда РФ (КС), прокуратуры и УПЧ. Прямо Законами о КС, прокуратуре и УПЧ.

Речь также – о сильно заниженном, убеждён, прожиточном минимуме от высшей власти. О сильно заниженном, убеждён, МРОТ от высшей власти. О сильно заниженных, убеждён, пособиях по безработице от высшей власти.

О том, что людей труда, не имеющих заработка, госорганы относят к занятым в экономике (и, стало быть, пособие по безработице им не полагается).

О том, что в решениях высшей власти (невероятно, но факт) до сих пор законодательно не закреплены определения таких основополагающих в области занятости понятий, как занятость в экономике (занятость экономической деятельностью) и рабочее место. Со всем вытекающем из этого отрицательным.

Следует подчеркнуть, что нет определения рабочего месте в значении (!) ВСЕГО необходимого для занятости в экономике, включая работу и заработок. Определение же рабочего места в значении (!) МЕСТА КАК ТАКОВОГО в Трудовом кодексе РФ есть (ст. 209). Но ведь понятно, что 1) рабочее место как ВСЁ необходимое для занятости и 2) рабочее место как МЕСТО - это разные понятия.

И т.д.

И, конечно же, в моих письмах – конкретные предложения, как исправить необоснованные, убеждён, решения власти. К примеру, - предложения в форме пояснительной записки к законопроекту о рабочем месте и самого законопроекта (прилагаются).

Эти необоснованные, убеждён, решения высшей власти прямо «работают»:

- на бесконтрольность высших госорганов,

- на ухудшение здоровья и трудоспособности людей труда, трудового потенциала страны (главного богатства, главного экономического ресурса общества) и этим - и на ухудшение всей экономики страны,

- на бедность, на массовую малообеспеченность членов общества и этим – и против внутреннего спроса на продукцию хозяйствующих субъектов и на ухудшение экономики страны,

- на ухудшение обороноспособности страны, на ухудшение содержания нетрудоспособных членов общества и т.д. (поскольку «работают» на ухудшение экономики страны),

- на просто-таки зашкаливающее расслоение российского общества по уровню доходов,

- на протестную активность членов общества по отношению к государству, к власти.

И т.д.

Подробнее обо всём этом - в прилагаемом письме от 23.03.2020 г. (обычном, не открытом) М.В. Мишустину. Это письмо, судя по поступившему мне уведомлению, в Правительство РФ поступило. Ответа по состоянию на 27.07.21 г. нет.

Просьба к соотечественникам: сделать всё возможное для исправления, решений высшей власти, о которых в настоящем письме, в прилагаемом письме от 20.03.20 г. М.В. Мишустину (см. предыдущий абзац) и в других моих письмах (они есть и в интернете).

Значения не имеет, заняты Вы в экономике или нет и где работаете: на заводе, в аппарате политических партий, профсоюзов и других общественных организаций, в СМИ, РАН, НИИ, вузе, Общественной палате РФ, Совете при Президенте РФ и при УПЧ, в федеральном госоргане или в госоргане субъекта РФ и т.д.

Просьба также к адресатам моих писем дать всё-таки ответ ПО СУЩЕСТВУ поставленных в моих письмах вопросов, сообщить о принятых по ним решениях.

Приложения: письмо М.В. Мишустину от 20.03.20 г. (см. стр. 3, абзац 5; на 8 листах), пояснительная записка к законопроекту о рабочем месте (см. стр. 2, абзац 8; на 3 листах) и сам законопроект о рабочем месте (см. стр. 2, абзац 8; на 1 листе); всего – на 12 листах.

Гречишников Л.В.

27 июля 2021 г.

----

В Правительство Российской Федерации Мишустину М.В.

от Гречишникова Л.В. (экономист по труду, ушёл на пенсию из Минэкономики России, к.э.н.)

Здравствуйте, Михаил Владимирович!

Просьба принять меры к исправлению необоснованных, в том числе – неконституционных, убеждён, решений высшей власти. Которые, уверен, десятилетиями «работают»:

- на бесконтрольность высших госорганов,

- на ухудшение здоровья и трудоспособности людей труда, трудового потенциала страны (главного богатства, главного экономического ресурса общества) и этим - и на ухудшение всей экономики страны,

- на бедность, на массовую малообеспеченность членов общества и этим – и против внутреннего спроса на продукцию хозяйствующих субъектов и на ухудшение экономики страны,

- на ухудшение содержания нетрудоспособных членов общества, на ухудшение обороноспособности страны и т.д. (поскольку «работают» на ухудшение экономики страны),

- на просто-таки зашкаливающее расслоение российского общества по уровню доходов,

- на протестную активность членов общества по отношению к государству, к власти

- и т.д.

Мои попытки добиться исправления этих решений высшей власти оказались безрезультатными. Вначале в этих целях ходил в госорганы на приём к должностным лицам.

Отправлял обычные (не открытые) письма на имя главы государства, руководителей Правительства РФ (далее ПРФ), Госдумы, Совета Федерации, Конституционного Суда РФ (далее – КС), Генпрокуратуры РФ, Минтруда России, Минэкономразвития России, Росстата и т.д., а также Уполномоченному по правам человека в РФ (далее – УПЧ).

Увы, безрезультатно. Пришлось прибегнуть к открытым письмам. Все открытые письма перечисленным в предыдущем абзаце адресатам отправлялись обычной почтой. Эти открытые письма есть в интернете.

И опять безрезультатно. В ответ на обычные и открытые письма пришли отписки. В которых нет ответа по существу поставленных в письмах вопросов. А затем от большинства адресатов (см. через абзац выше) пришли сообщения о прекращении переписки с автором писем.

Вот заголовки некоторых открытых писем:

«ХОРОШО ЛИ ГОСУДАРСТВО ОРГАНИЗОВЫВАЕТ ЖИЗНЬ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА?» (оно прилагается),

«ПОЧЕМУ ЗАКОНЫ, УБЕЖДЁН, НЕ НА ПОЛЬЗУ ЛЮДЯМ, ЭКОНОМИКЕ, СТРАНЕ? КРИК ДУШИ, ОБРАЩЁННЫЙ К СОГРАЖДАНАМ»,

«ЗАКОНАМИ И Т.П. - ПО ДОХОДАМ РОССИЯН, А, ЗНАЧИТ, - И ПО ЭКОНОМИКЕ СТРАНЫ»,

«ЗАКОНЫ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА РОССИИ?»,

«БЕДНОСТЬ ОТ ВЫСШЕЙ ВЛАСТИ?»,

«ЗАРПЛАТА БОЛЬШЕ, НО МЕНЬШЕ К ОЦЕНКЕ ЕЁ ПОВЫШЕНИЯ ПЕДАГОГАМ, ВРАЧАМ И Т.Д.».

В этих письмах подробно:

о том, как конкретно решения высшей власти «работают» на перечисленные на стр.1 проблемы;

о «доводах» в пользу этих решений высшей власти и о том, почему эти «доводы», убеждён, не обоснованы;

о том, как следует исправить эти решения высшей власти в интересах экономики страны, страны в целом;

о том, почему высшей властью десятилетиями принимаются решения, которые, убеждён, не в интересах общества, страны.

В настоящем письме – акцент на неконституционных, убеждён, решениях высшей власти в области труда и занятости (они – по трудовому профилю автора настоящего письма). А также - о решениях высших госорганов, «работающих» на бесконтрольность высших госорганов.

1. Что такое прожиточный минимум трудоспособного населения (далее – ПМ)? Это (суть) – минимально необходимое для сохранения здоровья и трудоспособности людей труда. См. разъяснение Росстата, что такое ПМ.

Так вот. Официальный «ПМ» от власти, по расчётам экспертов, сильно занижен. К примеру, - по расчётам заведующего лабораторией проблем уровня и качества жизни Института социально-экономических проблем народонаселения Российской академии наук В. Н. Бобкова. Вот цитата из его публикации («АИФ», 2018 г., № 14, стр. 4):

«Если всё это учесть, прожиточный минимум получится в 2,5-3 раза больше нынешнего, то есть 25-30 тыс. руб. Вот это реальный порог для определения бедности». (Так в тексте эксперта: второе предложение выделено жирным шрифтом).

Справка: официальный федеральный «ПМ» на 1 января 2020 г. – лишь 11942 руб. (см., в частности, в интернете).

«Работает» ли такой «ПМ» от власти на перечисленные выше, на стр. 1, проблемы? Ответ, убеждён, понятен: «работает».

Ведь к нему, в частности, «привязаны» размер МРОТ и обусловленных им зарплат. И раз занижен «ПМ» от власти, то занижены и привязанные к «ПМ» «МРОТ», «зарплата», «вознаграждение» за труд от власти (подробнее о чём – ниже, в п.2).

Говоря образно, официальный прожиточный минимум – это та «печка», от которой «пляшет» размер многих видов доходов населения.

Почему десятилетиями внедряемый высшей властью «ПМ», убеждён, неконституционен?

Потому, в частности, что статья 7 Конституции РФ предписывает государству, власти создавать условия для достойной жизни и развития человека. Но если «ПМ» от власти занижен? И если из-за «ПМ» занижен «привязанный» к нему «МРОТ» («зарплата», «вознаграждение» за труд)? Если «МРОТ» («зарплата», «вознаграждение» за труд) меньше минимально необходимого для сохранения здоровья и трудоспособности людей труда? То такой «ПМ» от власти - это условие для чего? Убеждён, - для строго обратного.

Далее. В статье 37 Конституции РФ закреплено право человека на вознаграждение за труд. Но «МРОТом» от власти, «привязанным» к «ПМ» от власти, убеждён, вознаградить за труд нельзя (подробнее об этом – ниже, в п. 2). Значит, убеждён, «ПМ» от власти вразрез и со статьёй 37.

Отвечает ли такой «ПМ» от власти назначению настоящего, без кавычек, ПМ? Уверен, - не отвечает. Он же занижен. Следует ли незамедлительно исправить постановление о «ПМ»? Увеличить нынешний «ПМ» в кавычках до настоящего ПМ, до ПМ без кавычек? Чтобы ПМ от власти отвечал своему назначению? Ответы понятны.

2. Каково экономическое назначение зарплаты (вознаграждения за труд)? В том числе – минимальной? Об этом, в частности, - в учебниках по экономике труда. Назначение зарплаты, вознаграждения за труд – восстановление, воспроизводство людей труда, их здоровья и трудоспособности.

Ведь когда люди работают, - они же расходуются. И должны поэтому постоянно восстанавливаться, воспроизводиться. Так же как (в интересах развития экономики страны, страны в целом) должны ремонтироваться, модернизироваться станки и другое технологическое оборудование.

Для восстановления, расширенного воспроизводства людей труда, их здоровья и трудоспособности надо много чего. Но прежде всего – достаточная для этого, экономически обоснованная (с позиции экономики страны, страны в целом), зарплата.

Увы. Решения высших госорганов о «МРОТ» («зарплате», «вознаграждении» за труд), убеждён, десятилетиями «работают» против расширенного воспроизводства людей труда, их здоровья и трудоспособности. И этим - против успешного развития всей экономики страны. «Работают» на острейшие проблемы, о которых на стр. 1 настоящего письма.

Да, в 2018 году МРОТ был увеличен Законом до ПМ. Но – до официального «ПМ». Который, как показано выше, занижен. И, значит, - внедряемый высшими госорганами «МРОТ» («зарплата», «вознаграждение» за труд) по-прежнему меньше настоящего, не заниженного, ПМ. По-прежнему меньше минимально необходимого для сохранения здоровья и трудоспособности людей труда.

«МРОТ», «зарплата», «вознаграждение» за труд - меньше минимально необходимых для сохранения здоровья и трудоспособности людей! Даже не специалистам, не «трудовикам», не «зарплатчикам», думается, понятно, что это одна из причин низкой производительности труда в экономике страны.

Это - одна из причин ухудшения всей экономики страны. Это - одна из причин всего отрицательного, вытекающего из этого (см. стр. 1 настоящего письма)

(На низкую производительность труда рабочих и специалистов, ухудшение экономики страны, убеждён, «работают» и другие решения высшей власти, о которых в настоящем письме.)

Вот цитата из доклада Уполномоченного по правам человека в РФ за 2018 год («Российская газета» от 11.06.19 г.): «…по мнению экспертов, с учетом положений Всеобщей декларации прав человека и Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах МРОТ должен составлять 22-25 тыс. руб.».

А на 01.01.2019 г. величина официального «МРОТ» от власти - лишь 11 280 руб. (см., в частности, в интернете).

Ещё раз. Отвечают ли цифры из Законов о «МРОТ», назначению настоящих, без кавычек, зарплаты, вознаграждения за труд? Убеждён, - конечно же, нет. Они же меньше минимально необходимых для сохранения здоровья и трудоспособности. Меньше минимально необходимых для восстановления, воспроизводства людей труда. Меньше настоящей зарплаты, настоящего вознаграждения за труд. Значит, - это не зарплата, не вознаграждение за труд.

Законы о «МРОТ», убеждён, как бы говорят хозяйствующим субъектам (десятилетиями): «отстёгивайте – отстёгивайте» рабочим и специалистам за их труд (слова «платите», «вознаграждайте» здесь не подходят) меньше ПМ. Бог с ними, со здоровьем и трудоспособностью людей труда (с главным богатством, с главным экономическим ресурсом общества), с экономикой страны и т.д. Как это?!

Хозяйствующие субъекты и «отстёгивают». В 2017 году в России зарплата меньше ПМ была у каждого пятого работника («Российская газета», 05.05.17 г., полоса 4). А у многих других сограждан «зарплата» хоть и больше ПМ, но, убеждён, тоже в кавычках, тоже недопустимо низкая, экономически необоснованная. Поскольку определена исходя из недопустимо низкого, экономически необоснованного, «МРОТ».

Да-да, убеждён, десятилетиями внедряемый высшими госорганами «МРОТ» («зарплата», «вознаграждение» за труд), говоря образно, «бьёт» не только по самым низкооплачиваемым, но и по другим людям труда, по другим членам общества.

Ведь МРОТ – это, говоря образно, «фундамент» всей системы оплаты труда. Если недопустимо низкий, экономически необоснованный, «МРОТ», то и недопустимо низкие, экономически необоснованные, «зарплаты», размер которых определён исходя из недопустимо низкого «МРОТ».

Такие «МРОТ» и обусловленные им «зарплаты» (как и «ПМ» от власти), убеждён, - тоже неконституционны.

И в части статьи 7 Конституции РФ, предписывающей государству, власти создавать условия для достойной жизни и развития человека. Понятно ведь, что внедряемый властью «МРОТ» («зарплата», «вознаграждение» за труд), который меньше минимально необходимого даже для сохранения (что уж говорить об улучшении, развитии) здоровья и трудоспособности людей труда, - это, убеждён, условие для строго обратного.

И в части статьи 37. Которая требует вознаграждать за труд. Вознаградить-то за труд заниженным «МРОТом» от власти и обусловленными им «зарплатами», как показано выше, конечно же, невозможно.

«Работают» ли такие «МРОТ» и обусловленные им «зарплаты» от власти на острейшие проблемы страны (см. стр. 1)? Надо ли незамедлительно исправить Закон о «МРОТ» и т.п.? Чтобы «МРОТ», «зарплата», «вознаграждение за» за труд от власти отвечали назначению настоящих, без кавычек, МРОТ, зарплаты, вознаграждения за труд? Ответы понятны.

3. Каково назначение пособия по безработице? Его назначение – предоставить временный источник средств к существованию безработного гражданина. См., в частности, постановление Конституционного Суда РФ от 16 декабря 1997 г. № 20-П.

Так вот. «Пособие по безработице» от власти, убеждён, тоже своему назначению не отвечает. Его тоже надо брать в кавычки.

Это особенно хорошо видно на примере минимального «пособия по безработице» от власти. Его размер даже ныне – лишь 1350 руб. (ранее от 100 до 850 руб.). В расчёте на день – лишь 45 руб. (1350:30). Даже на оплату одной поездки в общественном транспорте не хватает.

Можно ли существовать на такое пособие? Достаточно ли такого «пособия» на еду, на оплату жилища, коммунальных услуг и т.д. и т.д.? Ответы понятны.

Согласно письму из Минтруда России (исх. № 14-1/3034932-3456 от 14.06.13 г., Маслова М.С.), в 2012 году «минимальное пособие» получали 48,1% безработных граждан, в 2011 – 49,1% Более поздними данными не располагаю.

«Пособие по безработице» от власти, убеждён, - тоже вразрез с Конституцией РФ.

Со статьёй 7, которая предписывает государству, власти создавать условия для достойной жизни и развития человека. Если «пособия» от власти (которого должно хватать для временного существования) - даже на оплату одной поездки в троллейбусе не хватает? То это условие для чего? Убеждён, конечно же, - явно не для достойной жизни и развития человека. А совсем даже наоборот.

И со статьёй 37. Она ведь требует защищать от безработицы. Реально защищать. Но понятно ведь, что реально защитить от безработицы «пособием по безработице» от власти, которое в расчёте на день – 45 руб., конечно же, невозможно.

«Работают» ли минимальное и не минимальные (которые тоже намного меньше даже сильно заниженного «ПМ» от власти) «пособия по безработице» от власти на острейшие проблемы страны, о которых выше на стр. 1?

Надо ли незамедлительно исправить Постановления о размере «пособия по безработице»? Чтобы пособия по безработице в России отвечали своему назначению, позволяли на деле временно существовать на них?

Ответы понятны.

4. Занятые в экономике – это кто? Это - те (суть, главное), у кого есть доходное занятие. То есть, - те, у кого есть 1) занятие (работа) и 2) доход от него (заработок и т.п.). Если нет хотя бы одного из этих (!) обязательных признаков занятости в экономике, то нет и занятости в экономике.

Так вот. Заняты ли в экономике люди труда, которые отправлены администрацией организации в длительный «отпуск без сохранения зарплаты»? Который, убеждён, конечно же, - никакой не отпуск. И в том числе - не отпуск без сохранения зарплаты (ст. 128 Трудового кодекса). А самая настоящая безработица.

Или. Заняты ли в экономике люди труда, которым подолгу не платят зарплату (впрямую нарушая этим их конституционное, ст. 37, право на вознаграждение за труд). Жене автора настоящего письма не платили зарплату 5 месяцев подряд.

Да, они заключили трудовой договор с организацией, состоят в её штате. Но заняты ли они в экономике, имеют ли они рабочее место? Ответ, убеждён, - нет.

Ведь у отправленных в «отпуск» (который не отпуск, а безработица) нет обоих (!) обязательных признаков занятости в экономике: ни работы, ни заработка. А у тех, кому подолгу не платят зарплату, нет одного из этих (!) обязательных признаков занятости в экономике – заработка. См. выше, через три абзаца.

Так как же можно считать их занятыми в экономике?! А документ, именуемый трудовым договором, заключённый ими с организацией, - он что? Листы трудового договора, говоря образно, на хлеб не намажешь. Трудовой договор как таковой доход, средства к существованию заменить не может.

А Законом о занятости (ст. 2) по сути предписано, что люди труда, не имеющие работы и (или) заработка, - заняты в экономике. Как говорят, не верь глазам своим. И, значит, - их не надо защищать от безработицы.

Этим как бы говорится: значения не имеет, что у людей труда нет дохода, заработка, средств к существованию. Важно, что, согласно Закону, они заняты. И, значит, защищать от безработицы их не надо. Как это?!

Чем, убеждён, конечно же, тоже нарушается Конституция РФ. Предписывающая власти (ст. 37 и 7) защищать от безработицы и создавать условия для достойной жизни и развития человека.

«Работает» ли на острейшие проблемы страны (см. стр. 1 настоящего письма) то, что не имеющих работы и (или) заработка прямо Законом предписано считать занятыми в экономике и, значит, - не защищать от безработицы?

Следует ли это незамедлительно исправить? Чтобы не имеющие работы и (или) заработка, фактически не занятые в экономике люди труда не причислялись к занятым в экономике? Чтобы в отношении их выполнялась Конституция РФ (ст. 7 и 37). Требующая создавать условия для достойной жизни и развития человека и защищать их от безработицы?

Ответы понятны.

5. Что надо незамедлительно сделать прежде всего, чтобы Законом не предписывалось считать фактически не занятых в экономике людей труда занятыми в экономике (см. выше, пункт 4). Со всем вытекающим из этого отрицательным?

Надо прежде всего законодательно закрепить определения основополагающих в области занятости понятий: что такое занятость (!) в экономике (занятость экономической деятельностью) и что такое рабочее место в значении всего непосредственно необходимого для занятости в экономике? Быть занятым в экономике и иметь такое рабочее место – это одно и то же.

Можно ли представить, чтобы использовался термин «валовой внутренний продукт» (ВВП), а исчерпывающих разъяснений, что такое ВВП, не было?! Ситуация же с занятостью в экономике и с рабочим местом, увы, именно такая. Убеждён, используя эти термины в своих документах, госорганы, говоря образно, как бы говорят: «принеси то, не скажу что».

Более того. Общее (для всех видов занятости) определение занятости (Закон о занятости, статья 1) «обосновывает», прямо-таки предписывает по сути относить к занятым в экономике и тех людей труда, у которых нет заработка, и, значит, - относить их к не нуждающимся в защите от безработицы (хотя этого, убеждён, требует Конституция РФ, ст. 37).

Ведь в этом общем определении занятости чёрным по белому: занятость приносит заработок как правило. Не всегда, а как правило. Получается, что заработок для занятости в экономике обязателен не во всех случаях. И, значит, - защищать людей труда от безработицы нужно не во всех случаях. Вот так.

А про рабочее место в статье 209 Трудового кодекса РФ (далее – ТК) сказано (суть, главное), что это лишь место как таковое. Получается: чтобы иметь рабочее место (быть занятым в экономике) достаточно одного лишь места как такового. Работы и заработка для этого не требуется. И защищать от безработицы не имеющих работы и (или) заработка не надо. Что, убеждён, - тоже вразрез с Конституцией РФ (ст. 7 и 37).

Хотя понятно, что это разные понятия: 1) рабочее место как место и 2) рабочее место как всё непосредственно необходимое для занятости в экономике, включая работу и заработок. И что рабочее место (место для труда) – эта лишь одна из составных частей рабочего места в значении всего непосредственно необходимого для занятости в экономике.

«Работает» ли такое «законотворчество» в части определения занятости и определения рабочего места на острейшие проблемы страны (см. стр. 1 настоящего письма)?

Следует ли незамедлительно закрепить в Законе о занятости и в ТК определение занятости в экономике и определение рабочего места в значении всего непосредственно необходимого для занятости в экономике, включая работу и заработок?

Из которых однозначно вытекало бы, что без работы и (или) заработка занятости в экономике, рабочего места в значении всего непосредственно необходимого для занятости в экономике – не бывает?

Нарушается ли Конституция РФ, её статьи 7 и 37 тем, что в Законах не закреплены определения этих основополагающих понятий: что такое занятость в экономике и что такое рабочее место в значении всего непосредственно необходимого для занятости в экономике?

Ответы понятны.

6. Почему же это возможно-то? Что десятилетиями, убеждён, принимаются и внедряются в жизнь неконституционные, «работающие» на острейшие российские проблемы федеральные законы, постановления Правительства РФ и т.п. (о которых, в частности, выше, в пунктах 1-5).

Потому, убеждён, что высшие госорганы в России должным образом не контролируются. И поэтому, убеждён, имеют возможность принимать и внедрять решения, которые не в интересах общества, а в своих собственных.

Ведь вряд ли возможно оспорить то, что интересы власть имущих и интересы других членов общества, общества в целом совпадают, мягко говоря, не всегда.

При поиске конкретного ответа на вопрос о том, почему десятилетиями принимаются неконституционные, убеждён, решения, о которых выше в пунктах 1-5, следует учитывать следующее.

Чем меньше «МРОТ», чем меньше зарплаты педагогов, врачей, учёных и других подобных бюджетников, чем меньше пособие по безработице, чем меньше получающих пособие по безработице и т.п. (о чём выше – в пунктах 1-5), тем больше средств из бюджетов различного уровня может быть направлено на содержание госаппарата.

Из «АИФ» (№ 44, 2012, стр. 1): «Оказывается, наш госаппарат поглощает немыслимое количество денег – 40% от ВВП. По сути, он отъедает их у народа…».

Есть ли в России достаточный взаимоконтроль ветвей власти (законодательной, исполнительной и судебной)? Есть ли в России достаточно независимая судебная система? И т.д. Убеждён, - этого в России нет. От кого это зависит? Прежде всего? Ответ понятен.

Высшая власть вывела себя (полностью или частично) и из-под контроля главных в системе власти контролёров за соблюдением Конституции РФ, прав человека – КС, прокуратуры и УПЧ. Прямо Законами о КС, прокуратуре и УПЧ.

Вот, к примеру, что отвечают Зорькин В.Д. и другие судьи КС на поставленные перед ними вопросы о нарушении решениями высшей власти Конституции РФ, прав человека: «…разрешение поставленных заявителем вопросов Конституционному Суду Российской Федерации неподведомственно». Это - из Определения КС от 22.03.12 г. № 402-0-0 (есть в интернете).

Вот так! КС – главному в системе власти контролёру за (!) соблюдением Конституции РФ разрешение вопросов (!) соблюдения Конституции РФ неподведомственно! Как это?! Поддаётся ли это осмыслению?!

Таков же смысл ответов и на обращения в Генпрокуратуру РФ к Чайке Ю.Я.: прокуратура-де не уполномочена надзирать за соблюдением Конституции РФ, прав человека высшими госорганами.

А Законом об УПЧ (ст. 16) ему запрещено даже рассматривать жалобы на нарушение прав человека решениями Госдумы, Совета Федерации и т.д. То есть: как только увидел, что в жалобе - о нарушении их решениями прав человека, так сразу же, говоря образно, надо выбросить эту жалобу в корзину для использованных бумаг. Не вздумайте-де её рассматривать. Как это?!

«Работает» ли бесконтрольность высших госорганов на острейшие проблемы страны (см. выше, стр. 1)? Надо ли незамедлительно исправить Законы о КС, прокуратуре и УПЧ? Чтобы они в полном объёме контролировали соблюдение Конституции РФ, прав человека и высшими госорганами?

Надо ли возложить на КС, Генпрокуратуру РФ и УПЧ обязанность всячески стимулировать (таким-то и таким-то образом) направление им жалоб на нарушение Конституции РФ, прав человека, в том числе и высшими госорганами? Это в интересах общества или нет? И т.д.

Ответы понятны.

Был бы признателен за ответ по существу вопросов, поставленных в настоящем письме и в других моих письмах, которые были отправлены и бывшему Председателю ПРФ Медведеву Д.А. (обычной почтой). За сообщение о принятых по этим вопросам мерах.

С уважением, Гречишников Л.В.

Приложение: открытое письмо, о котором на стр. 1, на 10 листах.

23.03.2020 г.

----

Пояснительная записка к проекту закона «О внесении дополнений

и изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации»

В законах и других документах (в том числе и в Трудовом кодексе) термин «рабочее место употребляется в двух значениях: 1) в значении места как такового, какого-то пространства для труда (в пределах которого перемещаются, когда работают) и 2) в значении ВСЕГО непосредственно необходимого для занятости работника в экономике. А официально закреплено определение рабочего места лишь в первом из этих значений, в значении пространства для труда (ст. 209 Трудового кодекса):

«рабочее место - место, где работник должен находиться или куда ему необходимо прибыть в связи с его работой, и которое прямо или косвенно находятся под контролем работодателя». (Такое рабочее место в настоящем законопроекте называется РАБОЧИМ МЕСТОМ (МЕСТОМ ДЛЯ ТРУДА).

Очевидно, однако, что для того, чтобы быть занятым в экономике, иметь рабочее место одного только пространства для труда недостаточно. Для занятости работника требуется ещё и многое другое: работа, оборудование, сырьё и т.п., а также, что крайне важно, - деньги на зарплату и т.п.

Когда говорится о создании и сохранении рабочих мест (чтобы люди реально были заняты в экономике), речь - не только о рабочих местах (местах для труда как таковых), но о рабочих местах во втором из указанных значений, в значении ВСЕГО непосредственно необходимого для занятости в экономике.

Не выработано и законодательно не закреплено конкретное определение именно такого рабочего места, рабочего места во втором из указанных значений, в значении ВСЕГО необходимого для занятости работника.

То, что в тексте Трудового кодекса дано определение только рабочего места (места для труда), и в то же время термин «рабочее место» используется в Кодексе и в значении всего необходимого для занятости – это явно «ни в какие ворота».

(Можно ли представить, чтобы власть оперировала термином «валовой внутренний продукт» (ВВП), не вооружив практику предельно однозначными разъяснениями, а что это такое - ВВП? В данном же случае ситуация именно такая.)

Из-за этого – разночтения, путаница, дезориентация. Из-за этого - поручения органов власти о создании и сохранении рабочих мест подобны поручению: принеси то, не скажу что. Из-за этого завышается число рабочих мест в стране и соответственно занижается безработица.

В том числе и из-за этого (и это главное) – те экономически активные (то есть нуждающиеся в заработке) граждане России, у которых нет РАБОТЫ И (ИЛИ) ЗАРАБОТКА, официально признаются имеющими рабочее место, занятыми в экономике и от безработицы их не защищают. К примеру, отправленные в длительный неоплачиваемый «отпуск» и те, кому подолгу не платят за труд. То есть те, у кого фактически нет работы и (или) заработка.

Это противоречит и документам Международной организации труда. Безработный (главное, суть) – это тот, кто нуждается в ДОХОДНОМ занятии, но его не имеет. То есть о безработице, отсутствии рабочего места свидетельствует на только отсутствие работы, но и отсутствие заработка.

Нет заработка - человек безработный. У него нет рабочего места. «Беззаработица» - это и есть безработица. И это означает отсутствие рабочего места. Даже если есть работа, и человек работает.

Главная цель прилагаемого законопроекта – вооружить практику обоснованным определением РАБОЧЕГО МЕСТА (рабочего места в значении всего необходимого для занятости). Разъяснить, чем РАБОЧЕЕ МЕСТО отличается от РАБОЧЕГО МЕСТА (МЕСТА ДЛЯ ТРУДА), «развести» эти понятия. То, что это до сих пор не сделано, – одна из главных причин перечисленных выше и других отрицательных последствий.

В этих целях законопроект дополняет Кодекс определением РАБОЧЕГО МЕСТА:

«рабочее место - часть организации и т.п., которая включает в себя ВСЕ элементы процесса труда, непосредственно необходимые для трудовой деятельности работника, а также денежные и другие средства на вознаграждение его труда: на выплату ему заработной платы и т.п.

Элементы процесса труда - работа и то, что требуется для ее выполнения: рабочее место (место для труда); технологическое оборудование и другие основные фонды; сырьё и другие предметы труда; электрическая и другие виды энергии; информация, отражённая в проектной, конструкторско-технологической и другой документации и на других носителях; и тому подобное - в зависимости от отраслевых и других особенностей производства продукции (работ, услуг)».

В заключении профильного НИИ – НИИ труда и социального страхования - выражено принципиальное согласие с этим определением.

Из предложенного определения видно, что рабочее место и рабочее место (место для труда) соотносятся друг с другом как целое и его часть. РАБОЧЕЕ МЕСТО (МЕСТО ДЛЯ ТРУДА) - лишь одна из необходимых составных частей РАБОЧЕГО МЕСТА.

Соответственно законопроектом вносится ясность, в каких статьях Кодекса о каком рабочем месте идёт речь. Для этого рабочие места в одних статьях Кодекса обозначаются термином «рабочее место», а в других – термином «рабочее место (место для труда)». О РАБОЧЕМ МЕСТЕ (рабочем месте в значении всего необходимого для занятости) говорится в статье 74 и в восьмой части статьи 219 Кодекса.

Статья 74 даёт работодателю право «…в целях сохранения рабочих мест…» вводить режим неполного рабочего времени. Если бы в этой статье говорилось о рабочем месте (месте для труда), как его трактует статья 209, то для введения неполного рабочего времени работодателю достаточно было бы сохранить лишь производственные площади.

На самом же деле, чтобы получить право на введение неполного рабочего времени, работодатель должен сохранить не только производственные площади, не только рабочие места (места для труда), но и всё остальное для занятости работников, то есть сохранить РАБОЧИЕ МЕСТА (всё для занятости, хотя и в течение неполного рабочего времени).

В таком же значении термин «рабочее место» употребляется и в восьмой части статьи 219, в которой говорится о праве работника на переподготовку «…в случае ликвидации рабочего места…». Что в данном случае ликвидируется? Почему требуется переподготовка работника? Потому, что он лишается работы, которую ранее выполнял, и заработка.

Рабочее место (место для труда), как его трактует статья 209, может при этом и не ликвидироваться, продолжать существовать. То есть в данном случае тоже говорится не о рабочем месте (месте для труда), а о РАБОЧЕМ МЕСТЕ (в значении всего необходимого для занятости).

Во всех других случаях в Кодексе (в статьях 21, 72 , 210, 212, 214, 216 , 218 и в частях 2, 4, 9 11 и 16 статьи 219) термин «рабочее место» употребляется в значении рабочего места (места для труда).

В законопроекте даётся и другое определение РАБОЧЕГО МЕСТА (МЕСТА ДЛЯ ТРУДА), то есть того рабочего места, о котором говорится в статье 209. Это делается для того (в частности), чтобы привести его в соответствие с тем определением, которое дано в Конвенции Международной организации труда о безопасности и гигиене труда (№ 155), которую российская сторона РАТИФИЦИРОВАЛА.

То определение, которое в статье 209, отличается от определения в Конвенции МОТ НЕ В ПОЛЬЗУ РАБОТНИКА. В Конвенции МОТ говорится, что термин «рабочее место» означает ВСЕ МЕСТА, где трудящиеся должны находиться или куда они должны следовать в связи с их работой, а в статье 209: рабочее место – это МЕСТО, где работник должен находиться или куда он должен прибыть в связи с его работой. Это весьма существенно меняет смысл определения. В законопроекте даётся такое определение РАБОЧЕГО МЕСТА (МЕСТА ДЛЯ ТРУДА):

«рабочее место (место для труда) означает все места, где работникам необходимо находиться или куда им необходимо следовать в связи с их работой, и которые прямо или косвенно находятся под контролем работодателя».

От определения в Конвенции МОТ оно отличается только тем, что вместо слова «трудящиеся» использовано слово «работники», вместо слова «предпринимателя» - слово «работодателя», а название рабочего места дополнено словами в скобках: (место для труда)».

Приложение: законопроект, на 1 листе. 

Проект

Федеральный закон

О внесении дополнений и изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации

Статья 1

Внести в Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. № 197-ФЗ следующие дополнения и изменения:

1) начать изложение Трудового кодекса Российской Федерации в следующей редакции:

Основные понятия и термины, используемые в двух частях Трудового кодекса и более

Рабочее место (место для труда) - все места, где работникам необходимо находиться или куда им необходимо следовать в связи с их работой, и которые прямо или косвенно находятся под контролем работодателя.

Рабочее место - часть организации и т.п., которая включает в себя все элементы процесса труда, непосредственно необходимые для трудовой деятельности работника, а также денежные и другие средства на вознаграждение его труда: на выплату ему заработной платы и т.п.

Элементы процесса труда - работа и то, что требуется для ее выполнения: рабочее место (место для труда); технологическое оборудование и другие основные фонды; сырьё и другие предметы труда; электрическая и другие виды энергии; информация, отражённая в проектной, конструкторско-технологической и другой документации и на других носителях; и тому подобное - в зависимости от отраслевых и других особенностей производства продукции (работ, услуг);

1 1

2) в статьях 21, 72 , 210, 212, 214, 216 , 218, 219 (в частях 2, 4, 9, 11 и 16) слова "рабочее место" в соответствующих падеже и числе заменить на: "рабочее место (место для труда)" в соответствующих падеже и числе;

3) часть шестую статьи 209 исключить.

(См. выше пояснительную записку к настоящему законопроекту.)

Последние новости
Л.В. Гречишников о реакции на письмо В.В. ПУТИНУ, М.В. МИШУСТИНУ, В.В. ВОЛОДИНУ, В.И.…
Татьяна Кретова разбирает беседу с Василием Мельниченко, директором с/х предприятия «Галкинское» Свердловской обл.,…
Татьяна Кретова: В Интернете появилась статья «Тридцать лет предательства: горькие уроки и горизонты…