0 234

О необходимых изменениях в Трудовом Кодексе

О необходимых изменениях в Трудовом Кодексе

Обращение к согражданам Л.В. Гречишникова, экономиста по труду, по внесению поправок в Трудовой Кодекс Российской Федерации, реализующих конституционное право на труд и защищающие права работающего.

СОГРАЖДАНАМ

Здравствуйте!

Нижайшая просьба к согражданам: помогите! Значения не имеет, заняты Вы в экономике или не заняты и где работаете: на заводе, в НИИ, ВУЗе, СМИ, в общественной организации, госоргане и т.д.

В этих целях, к примеру, может быть направлено письмо главе государства, в Госдуму, Совет Федерации, Правительство РФ, Конституционный Суд РФ, Генпрокуратуру РФ, Уполномоченному по правам человека в РФ (далее – УПЧ) и т.д.

Вариант такого письма и их почтовые адреса есть в моём открытом письме от 30.01.18 г., озаглавленном: «УВАЖАЕМЫЕ СОГРАЖДАНЕ, «УЖАСНИСЬ САМОМУ СЕБЕ» – ЭТО НЕ ПРО НАС?». Оно есть в интернете. 

Много лет добиваюсь исправления необоснованных, в том числе – неконституционных, убеждён, законов и других решений высшей власти, «работающих» на ухудшение трудового потенциала страны, а, значит, - и её экономики, на бедность, на массовую малообеспеченность членов общества, на запредельное расслоение общества по уровню доходов и т.д. Увы. В принципиальном отношении эти решения не исправлены.

Коротко о моих очередных попытках. 23 марта 2020 г. отослал письмо по этому вопросу вновь назначенному премьер-министру Мишустину М.В. Спустя много месяцев ответа нет. Это письмо есть в интернете.

В начале октября 2020 г. отослал главе государства, Советам при Президенте РФ и при УПЧ, высшим и другим госорганам, РАН и Общественной палате РФ моё открытое письмо от 3 октября 2020 г. Которое озаглавлено: «ВОПРОС ВЫСШИМ И ДРУГИМ ГОСОРГАНАМ: РАБОЧЕЕ МЕСТО – ЭТО ЧТО?» (есть в интернете). Оно – лишь о некоторых необоснованных решениях высшей власти

К нему приложено упомянутое выше письмо от 23 марта 2020 г. Мишустину М.В. В котором – о многих таких решениях. В обоих этих письмах – просьба к их адресатам дать всё-таки ответ ПО СУЩЕСТВУ поставленных в них вопросов. Сообщить о принятых по этим вопросам мерах.

Увы. Ответа госорганов и других адресатов либо вовсе нет, либо в ответ – откровенные отписки. Что, убеждён, помимо всего – и прямое нарушение Закона о работе с обращениями (ст. 5 и 10). Согласно которому ответ по существу поставленных в письмах вопросов обязателен.

Вот такой, к примеру, ответ «по существу» (в кавычках) из Госдумы (исх. № 3.2-25/2398 от 10.11.2020 г., Нилов Я.Е., председатель Комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов, член фракции ЛДПР):

«Сообщаем, что поставленный в Вашем обращении «Вопрос высшим и другим госорганам: Рабочее место – это что?» рассмотрен и роздан депутатам для сведения и возможного использования в законопроектной деятельности.».

Ничего себе ответ по существу! А по другим вопросам, о которых в письме от 23.03.2020 г. Мишустину М.В. (приложенном к письму в Госдуму) – и вовсе ни слова. Хотя они  - строго по профилю этого Комитета Госдумы. Как это?! Осмыслению это явно не поддаётся.

Ниже – один из примеров в подтверждение того, что главе государства, госорганам направляются совершенно конкретные предложения (с необходимыми обоснованиями),  как исправить их решения.

Вот выдержка из упомянутого выше открытого письма от 03.10 2020 г.:

«Следует сказать, что ещё в начале века профильный по этим вопросам Минтруд России  признал (исх. № Г-19746 от 20.08.02 г., Герций Ю.В.), что в «…настоящее время нет четкого понятия термина «рабочее место»» и сообщил, что в соответствующий законопроект предполагается включить понятийную часть, куда «… предположительно, войдёт и новая трактовка термина «рабочее место».

А профильный НИИ – НИИ труда и социального страхования тоже ещё в начале века (в 2003 году) сообщил профильному по этим вопросам Минздравсоцразвития России о принципиальном согласии с определением рабочего места, предложенным автором этих строк.

Главе государства, госорганам, другим адресатам  законопроект о рабочем месте в значении всего непосредственно необходимого для занятости в экономике и пояснительная записка к законопроекту направлялись много раз. Но, как говорят, воз и ныне там.».

К настоящему письму прилагаются пояснительная записка к законопроекту о рабочем месте в значении всего непосредственно необходимого для трудовой деятельности, для занятости в экономике и сам законопроект.

Приложение: упомянутые выше пояснительная записка и законопроект, всего на 4 листах.

С уважением, Гречишников Леонид Васильевич, экономист по труду

29.11.2020 г.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Пояснительная записка к проекту закона

«О внесении дополнений и изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации»

В законах и других документах (в том числе и в Трудовом кодексе) термин «рабочее место употребляется в двух значениях: 1) в значении места как такового, какого-то пространства для труда (в пределах которого перемещаются, когда работают) и 2) в значении ВСЕГО непосредственно необходимого для занятости работника в экономике. А официально закреплено определение рабочего места лишь в первом из этих значений, в значении пространства для труда (ст. 209 Трудового кодекса):

«рабочее место - место, где работник должен находиться или куда ему необходимо прибыть в связи с его работой, и которое прямо или косвенно находятся под контролем работодателя». (Такое рабочее место в настоящем законопроекте называется РАБОЧИМ МЕСТОМ (МЕСТОМ ДЛЯ ТРУДА).

Очевидно, однако, что для того, чтобы быть занятым в экономике, иметь рабочее место одного только пространства для труда недостаточно. Для занятости работника требуется ещё и многое другое: работа, оборудование, сырьё и т.п., а также, что крайне важно, - деньги на зарплату и т.п.

Когда говорится о создании и сохранении рабочих мест (чтобы люди реально были заняты в экономике), речь - не только о рабочих местах (местах для труда как таковых), но о рабочих местах во втором из указанных значений, в значении ВСЕГО непосредственно необходимого для занятости в экономике.

Не выработано и законодательно не закреплено конкретное определение именно такого рабочего места, рабочего места во втором из указанных значений, в значении ВСЕГО необходимого для занятости работника.

То, что в тексте Трудового кодекса дано определение только рабочего места (места для труда), и в то же время термин «рабочее место» используется в Кодексе и в значении всего необходимого для занятости – это явно «ни в какие ворота».

(Можно ли представить, чтобы власть оперировала термином «валовой внутренний продукт» (ВВП), не вооружив практику предельно однозначными разъяснениями, а что это такое - ВВП? В данном же случае ситуация именно такая.)

Из-за этого – разночтения, путаница, дезориентация. Из-за этого - поручения органов власти о создании и сохранении рабочих мест подобны поручению: принеси то, не скажу что. Из-за этого завышается число рабочих мест в стране и соответственно занижается безработица.

В том числе и из-за этого (и это главное) – те экономически активные (то есть нуждающиеся в заработке) граждане России, у которых нет РАБОТЫ И (ИЛИ) ЗАРАБОТКА, официально признаются имеющими рабочее место, занятыми в экономике и от безработицы их не защищают. К примеру, отправленные в длительный неоплачиваемый «отпуск» и те, кому подолгу не платят за труд. То есть те, у кого фактически нет работы и (или) заработка.

Это противоречит и документам Международной организации труда. Безработный (главное, суть) – это тот, кто нуждается в ДОХОДНОМ занятии, но его не имеет. То есть о безработице, отсутствии рабочего места свидетельствует на только отсутствие работы, но и отсутствие заработка.

Нет заработка - человек безработный. У него нет рабочего места. «Беззаработица» - это и есть безработица. И это означает отсутствие рабочего места. Даже если есть работа, и человек работает.

Главная цель прилагаемого законопроекта – вооружить практику обоснованным определением РАБОЧЕГО МЕСТА (рабочего места в значении всего необходимого для занятости). Разъяснить, чем РАБОЧЕЕ МЕСТО отличается от РАБОЧЕГО МЕСТА (МЕСТА ДЛЯ ТРУДА), «развести» эти понятия. То, что это до сих пор не сделано, – одна из главных причин перечисленных выше и других отрицательных последствий.

В этих целях законопроект дополняет Кодекс определением РАБОЧЕГО МЕСТА:

«рабочее место - часть организации и т.п., которая включает в себя ВСЕ элементы процесса труда, непосредственно необходимые для трудовой деятельности работника, а также денежные и другие средства на вознаграждение его труда: на выплату ему заработной платы и т.п.

Элементы процесса труда - работа и то, что требуется для ее выполнения: рабочее место (место для труда); технологическое оборудование и другие основные фонды; сырьё и другие предметы труда; электрическая и другие виды энергии; информация, отражённая в проектной, конструкторско-технологической и другой документации и на других носителях; и тому подобное - в зависимости от отраслевых и других особенностей производства продукции (работ, услуг)».

В заключении профильного НИИ – НИИ труда и социального страхования - выражено принципиальное согласие с этим определением.

Из предложенного определения видно, что рабочее место и рабочее место (место для труда) соотносятся друг с другом как целое и его часть. РАБОЧЕЕ МЕСТО (МЕСТО ДЛЯ ТРУДА) - лишь одна из необходимых составных частей РАБОЧЕГО МЕСТА.

Соответственно законопроектом вносится ясность, в каких статьях Кодекса о каком рабочем месте идёт речь. Для этого рабочие места в одних статьях Кодекса обозначаются термином «рабочее место», а в других – термином «рабочее место (место для труда)». О РАБОЧЕМ МЕСТЕ (рабочем месте в значении всего необходимого для занятости) говорится в статье 74 и в восьмой части статьи 219 Кодекса.

Статья 74 даёт работодателю право «…в целях сохранения рабочих мест…» вводить режим неполного рабочего времени. Если бы в этой статье говорилось о рабочем месте (месте для труда), как его трактует статья 209, то для введения неполного рабочего времени работодателю достаточно было бы сохранить лишь производственные площади.

На самом же деле, чтобы получить право на введение неполного рабочего времени, работодатель должен сохранить не только производственные площади, не только рабочие места (места для труда), но и всё остальное для занятости работников, то есть сохранить РАБОЧИЕ МЕСТА (всё для занятости, хотя и в течение неполного рабочего времени).

В таком же значении термин «рабочее место» употребляется и в восьмой части статьи 219, в которой говорится о праве работника на переподготовку «…в случае ликвидации рабочего места…». Что в данном случае ликвидируется? Почему требуется переподготовка работника? Потому, что он лишается работы, которую ранее выполнял, и заработка.

Рабочее место (место для труда), как его трактует статья 209, может при этом и не ликвидироваться, продолжать существовать. То есть в данном случае тоже говорится не о рабочем месте (месте для труда), а о РАБОЧЕМ МЕСТЕ (в значении всего необходимого для занятости).

Во всех других случаях в Кодексе (в статьях 21, 72 , 210, 212, 214, 216 , 218 и в частях 2, 4, 9 11 и 16 статьи 219) термин «рабочее место» употребляется в значении рабочего места (места для труда).

В законопроекте даётся и другое определение РАБОЧЕГО МЕСТА (МЕСТА ДЛЯ ТРУДА), то есть того рабочего места, о котором говорится в статье 209. Это делается для того (в частности), чтобы привести его в соответствие с тем определением, которое дано в Конвенции Международной организации труда о безопасности и гигиене труда (№ 155), которую российская сторона РАТИФИЦИРОВАЛА.

То определение, которое в статье 209, отличается от определения в Конвенции МОТ НЕ В ПОЛЬЗУ РАБОТНИКА. В Конвенции МОТ говорится, что термин «рабочее место» означает ВСЕ МЕСТА, где трудящиеся должны находиться или куда они должны следовать в связи с их работой, а в статье 209: рабочее место – это МЕСТО, где работник должен находиться или куда он должен прибыть в связи с его работой. Это весьма существенно меняет смысл определения. В законопроекте даётся такое определение РАБОЧЕГО МЕСТА (МЕСТА ДЛЯ ТРУДА):

«рабочее место (место для труда) означает все места, где работникам необходимо находиться или куда им необходимо следовать в связи с их работой, и которые прямо или косвенно находятся под контролем работодателя».

От определения в Конвенции МОТ оно отличается только тем, что вместо слова «трудящиеся» использовано слово «работники», вместо слова «предпринимателя» - слово «работодателя», а название рабочего места дополнено словами в скобках: (место для труда)».

Приложение: законопроект, на 1 листе.

Проект

Федеральный закон

О внесении дополнений и изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации

Статья 1

Внести в Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. № 197-ФЗ следующие дополнения и изменения:

1) начать изложение Трудового кодекса Российской Федерации в следующей редакции:

Основные понятия и термины, используемые в двух

частях Трудового кодекса и более

Рабочее место (место для труда) - все места, где работникам необходимо находиться или куда им необходимо следовать в связи с их работой, и которые прямо или косвенно находятся под контролем работодателя.

Рабочее место - часть организации и т.п., которая включает в себя все элементы процесса труда, непосредственно необходимые для трудовой деятельности работника, а также денежные и другие средства на вознаграждение его труда: на выплату ему заработной платы и т.п.

Элементы процесса труда - работа и то, что требуется для ее выполнения: рабочее место (место для труда); технологическое оборудование и другие основные фонды; сырьё и другие предметы труда; электрическая и другие виды энергии; информация, отражённая в проектной, конструкторско-технологической и другой документации и на других носителях; и тому подобное - в зависимости от отраслевых и других особенностей производства продукции (работ, услуг);

1 1

2) в статьях 21, 72 , 210, 212, 214, 216 , 218, 219 (в частях 2, 4, 9, 11 и 16) слова "рабочее место" в соответствующих падеже и числе заменить на: "рабочее место (место для труда)" в соответствующих падеже и числе;

3) часть шестую статьи 209 исключить.

(См. пояснительную записку к настоящему законопроекту.)