0 209

О "ВОЕННО-БИОЛОГИЧЕСКИХ АСПЕКТАХ" ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРОНАВИРУСУ В РОССИИ! Силовой блок России все еще медлит с принятием нужных оборонных мер?...

О "ВОЕННО-БИОЛОГИЧЕСКИХ АСПЕКТАХ" ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРОНАВИРУСУ В РОССИИ! Силовой блок России все еще медлит с принятием нужных оборонных мер?...

Юрий Бобылов: Новая волна смертоносной эпидемии коронавируса в России и особо в правительственной Москве по разному воспринимается гражданскими медиками и журналистами и военными специалистами из Минобороны России и ФСБ России. Весьма различны и даваемые рекомендации.

 

О "ВОЕННО-БИОЛОГИЧЕСКИХ АСПЕКТАХ" ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРОНАВИРУСУ В РОССИИ!

Силовой блок России все еще медлит с принятием нужных оборонных мер?...

Источник: КОНТ: https://cont.ws/@biopol/2113497

Юрий Бобылов

Юрий Бобылов

Новая волна смертоносной эпидемии коронавируса в России и особо в правительственной Москве по разному воспринимается гражданскими медиками и журналистами и военными специалистами из Минобороны России и ФСБ России. Весьма различны и даваемые рекомендации.

Ниже свежая цитата с сайта влиятельной газеты «Московский комсомолец» («МК»):

«В самый пик второй волны осенью 2020 года по всей России в сутки умирали около 400 человек, на прошлой неделе в октябре 2021-го мы перешагнули 1000-й рубеж, 19 октября смертность составила 1015.

Это кажется ненормальным, что масштабные цифры умерших уже не пугают людей, но это как раз нормальная защитная реакция психики - невозможно все время трястись от страха.

И если в прошлом году, когда заболевали в два раза меньше, народ прилежно носил маски (пусть и не все) и старался соблюдать социальную дистанцию, то сейчас мы словно живем в двух мирах. В одном переполненные палаты ковидных госпиталей, в другом - будто ничего не происходит.

Люди привыкли к постоянному страху и, насколько это возможно, пытаются вести обычную жизнь. Нельзя обвинять их в том, что они перестали сочувствовать...»  См.: https://www.mk.ru/social/2021/10/19/rost-smertnosti-ot-koronavirusa-v-rossii-nashel-novoe-obyasnenie.html?from=main_omk.

Совсем о иное говорят специалисты из секретных военных организаций о пандемии коронавируса и новых необычных оборонных задачах. Здесь делается правильный упор на новые военные и геополитические задачи российской власти.

Какой бы ужасающей не выглядела мысль о том, что кому-то будет на руку уничтожить половину человечества, она находит своих сторонников, в их числе и именитые мировые эксперты. 

Один из них — Григор Григорян, международный эксперт по контролю зоонозных болезней и организации ветеринарного здравоохранения, лидер коалиции "Единое здоровье" (Армения). Вот его мнение: «Доступная на сегодняшний день информация о глобальной эпидемиологической ситуации с инфекцией, вызванной новым коронавирусом CoViD-19, позволяет предположить, что она не сложилась, а её, скажем так, "сложили" с определённой целью и что ситуацию умело "направляют" к этой цели, — сказал он в интервью порталу «EurAsia Daily». Григорян высказал и другое страшное предположение: вирус имеет искусственное происхождение: «Если бы CoViD-19 имел естественное происхождение, то китайские учёные его бы уже выделили из популяций животных, являющихся хозяевами вируса в природе. Так как такое выделение до сих пор не удалось, то утверждения о естественной природе нового коронавируса я рассматриваю как противоречащие общепризнанным основам эпидемиологии зоонозных патогенов (т.е. «происходящих от животных») в целом и зоонозных коронавирусов в частности». См.: https://life.ru/p/1314686

К сожалению, в высших военно-политических кругах России стараются не беспокоить население страны и редко высказываются о активизирующемся тайном диверсионном биологической терроризме. Однако в эти тревожные дни правомерно поставить вопрос, не является ли непонятная опасная вспышка коронавируса в Москве и ряде крупных городов России следствием действий биотеррористов с территорий недружественных нам Украины и Грузии?

МИД РФ в мае 2020 года официально выразил обеспокоенность военно-биологической деятельностью США в республиках бывшего СССР. В частности, в заявлении МИД, переданном агентством "Интерфакс", отмечалось, что "осуществляемая на базе "Исследовательского центра общественного здравоохранения им. Р. Лугара" военно-биологическая деятельность иностранных государств вызывает немало обоснованных вопросов". "Данная лаборатория высокого уровня биозащиты построена министерством обороны США и используется в его интересах для изучения возбудителей особо опасных инфекционных заболеваний", - говорилось в комментарии российского внешнеполитического ведомства. "Несмотря на наши запросы, США не предоставляют информацию об осуществляемой там деятельности двойного назначения как в плане мер укрепления доверия в рамках Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО), так и по двусторонним каналам", - говорилось в комментарии российского министерства. "Вашингтон не объясняет, чем он занимается в непосредственной близости от российских границ", - заявили в МИД РФ, подчеркнув, что грузинская сторона до сих пор не отреагировала на ноту от июня 2019 года с просьбой предоставить доступ российским профильным экспертам в Центр им. Р. Лугара "на взаимоприемлемых условиях".

Справка: "Центр Лугара"

"Центр Лугара" - одна из 25 биолабораторий США, которые финансируются Агентством по сокращению угрозы министерства обороны США (DTRA) в рамках Совместной программы биологического взаимодействия (CBEP). Объем финансирования составляет около 2,1 миллиарда долларов США. В 2017 году Агентство по сокращению угрозы министерства обороны США запустило проект стоимостью 6,5 миллиона долларов США по летучим мышам и коронавирусам в западной Азии (Грузия, Армения, Азербайджан, Турция и Иордания), где "Центр Лугара" утвержден головной лабораторией для данного генетического исследования. Все Центры полностью управляются и контролируются американским правительством. Они полностью автономны и охраняются частной военной компанией, которой руководят офицеры сухопутных войск США. В "Центре Лугара" под Тбилиси работают представители крупнейшей биомедицинской исследовательской организации Министерства обороны США - Военного исследовательского института им. Уолтера Рида (WRAIR). См.: https://www.newsru.com/world/24sep2020/georgia_usa.html.

Сегодня для всех нас, граждан России, важны новые задачи противодействия для национальной эпидемиологической службы страны и профилактика, осуществляемая также и спецслужбами.

Многие граждане уже задаются вопросом к руководству ФСБ России о вероятности или уже фактах выявленных атак таких диверсий со стороны военных «лабораторий», действующих по периметру границ России?

СПРАВКА

Диверсия (от лат. diversio — «отклонение, отвлечение») — скрытные, тщательно подготовленные специальные мероприятия диверсионно-разведывательных групп (ДРГ) или отдельных людей — диверсантов — по выводу из строя наиболее важных объектов или их элементов путём подрыва, поджога, затопления, а также применением иных способов разрушения, не связанных с ведением боя для достижения цели.

Под диверсиями в российском уголовном праве понимается:

Статья 281. Диверсия

1. Совершение взрыва, поджога или иных действий, направленных на разрушение или повреждение предприятий, сооружений, объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств, средств связи, объектов жизнеобеспечения населения в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации, — наказывается лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет.

2.Те же деяния,

а) совершенные организованной группой;

б) повлекшие причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий, —

наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они повлекли умышленное причинение смерти человеку, — наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет или пожизненным лишением свободы.

Глава 29. Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства, Уголовный кодекс Российской Федерации (УК России)

В советский период России была чуть иная формулировка диверсии, а именно Диверсия — совершение с целью ослабления Советского государства взрывов, поджогов или иных действий, направленных на массовое уничтожение людей, причинение телесных повреждений либо другого вреда их здоровью, на разрушение или повреждение предприятий, сооружений, путей и средств сообщения, средств связи либо другого государственного или общественного имущества, а равно совершение в тех же целях массовых отравлений или распространение эпидемий и эпизоотий. https://ru.wikipedia.org/wiki/Диверсия

Однако надо задать некие «сложные вопросы» и руководству Минобороны России.

Пониженное внимание руководства Минобороны России после 1992 г. в силу ратификации Президентом РФ «Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления бактериологического (биологического) оружия, а также токсинов и его уничтожении» (Женева, 1972 год) и ликвидации военно-биологического 15 Управления в структуре Минобороны привели к крайне неблагоприятной оборонной ситуации. Также было ослаблено внимание к этим важным вопросам со стороны ФСБ России и иных федеральных министерств и ведомств - МЧС, Минприроды, Минздрав и др. (https://web.archive.org/web/20151019054351/http://www.himbat.ru/forum/viewtopic.php?t=235).

Не пришло ли время воссоздать отдельное самостоятельное военно-биологическое Управление в Минобороны России?

После 1992 г. возникло явное отставание России от США и Китая в части молекулярной синтетической биологии и промышленного производства новых биопрепаратов. Показательна «вакционная ситуация» в России в условиях нехватки сотни миллионов доз вакцин против коронавируса на конец октября 2021 г., хотя его общемировая летальность весьма мала.

Жестокая военная правда для жителей России в том, что сфера медико-биологических НИОКР, фармацевтика и сфера здравоохранения сегодня должна бы быть частью военного потенциала нашей страны. Вместе с тем, экономически опасны все новые эпидемии африканской свиной чумы и птичьего гриппа в разных регионах России и особо на Юге в силу возможных тайных диверсий со стороны сети близких военных биолабораторий МО США в Украине и Грузии.

Совет безопасности РФ и лично Н.П. Патрушев 8 апреля 2021 г. вновь отметил нарастание биоугроз со стороны именно США (https://www.kommersant.ru/doc/4762137).

Что-то секретное и оборонное в России делается, но достаточны ли темпы восстановления потенциала для обеспечения биозащиты населения страны?

Так, в книге "Биологическая безопасность в путинской России" приводятся данные, которые свидетельствуют о подъеме в России исследовательского интереса к темам генетически модифицированных патогенов до нелетального химического оружия, применяемого с целью контроля толпы (см.: Biosecurity in Putin's Russia. By Raymond A. Zilinskas and Philippe Mauger. Boulder, CO: Lynne Rienner Publishers, 2018. ix, 385 pp.). Во время холодной войны СССР тратил немалые суммы на превращение в оружие вариантов 11 различных патогенов, включая микробов, вызывающих сибирскую язву, оспу и чуму. В то же время велись эксперименты с генетически модифицированными штаммами. Были созданы новые классы химических токсинов, таких как "Новичок". Согласно российским документам и фотографиям, добытыми разведкой США, с начала второго срока В.В. Путина строительный бум идет более чем в двадцати учреждениях, которые когда-то были частью советской системы по разработке биологического и химического оружия. Российские власти настаивают на том, что исследования имеют исключительно оборонительный характер и совершенно законны.

По оценкам военных экспертов, США добились большого преимущества в подготовке к масштабным тайным диверсионным биологическим войнам. С одной стороны, военная биология и особо генная инженерия в США кратно опережает Россию по ресурсным затратам и они добились стратегического и тактического преимущества по уровню биологического оружия и защиты от него. По моим оценкам данных в открытой печати, в последнее десятилетие по денежным затратам в этой сфере НИОКР России отстала от США более чем в 20 раз. С другой стороны, почти решена проблема оперативной и высокоточной доставки этого оружия в нужные географические точки России, включая и те, где дислоцированы создатели ядерного оружия в системе ГК «Росатом».

Здесь полезно посмотреть мою новую научную статью на сайте Проатом.ру от 14 октября 2021 г. См.: Бобылов Ю.А. Стратегические объекты ГК «Росатом» и биотерроризм // http://www.proatom.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=9820.

Кто-то из российских специалистов, также в системе Минобороны России, стал с недоверием относиться к применимости и эффективности биологического оружия и расширению фронта прикладных медико-биологическим НИОКР. После 2000 г. на фоне крупных научных прорывов, например, в молекулярной биологии, генетике и биотехнологиях, заметно меняются политические ценности, цели и приоритеты экономического и культурного развития и, соответственно, военные доктрины и стратегии обеспечения национальной безопасности. Новые военные стратегии секретны, что осложняет понимание смысла деятельности ученых в нашей гражданской науке, особо медико-биологической. В целом повышается внимание США, Великобритании, Китая, Япония, России и др. к созданию и избирательному использованию нового биологического оружия, особенно расового и этнического назначения.

Есть старый аргумент, что его военное применение несет угрозу самой нападающей стороне. При этом не учитывается два главных фактора для боевого применения БО: 1) это явно оружие массового поражения; 2) это удобное средство для крупномасштабных тайных диверсий. Если говорить об историографии вопроса, то она также представлена довольно ограниченным числом публикаций. Особо стоит выделить работы М.В. Супотницкого (Супотницкий М.В. Биологическая война. Введение в эпидемиологию искусственных эпидемических процессов и биологических поражений: монография. – М.: «Кафедра», «Русская панорама», 2013. 1136 с.: ил. // http://www.supotnitskiy.ru/book/book8.htm и Л.А. Федорова (Федоров Л.А. Советское биологическое оружие: история, экология, политика / М.: 2006, 309 с.) , которые представляют обширные монографические исследования.

Я лично, как аналитик-экономист по образованию и жизненному опыту, в том числе 7 лет секретной деятельности в системе Военно-промышленной комиссии Совмина СССР в 80-е годы, впервые с удивлением узнал о возможном масштабном поражающем действии некоторых особо опасных бактерий и вирусов на состоявшейся в Москве 20-22 января 2004 г. 2-й Международной конференции «Мировое сообщество против глобализации преступности и терроризма». (см.: Мировое сообщество против глобализации преступности и терроризма (2-я Международная конференция) / Всемирный Антикриминальный и Антитеррористический Форум . –М: ЗАО «Издательство «Экономика», 2004, 362 с.). Организаторы конференции – Всемирный Антикриминальный и Антитеррористический Форум (ВААФ), Национальный Антикриминальный и Антитеррористический Фонд (НААФ) и Комитет Государственной думы РФ по безопасности. В этой конференции участвовало более 200 специалистов из 15 стран мира и сделано 85 докладов. Мой доклад на секции «Современные технологии» назывался «Угрозы наукоемкого терроризма». Этот вид терроризма возникает в ходе проведения НИОКР в научных организациях и далее применения их результатов практической работе. Здесь основные акторы наукоемкого терроризма выступают сами гражданские и военные ученые и изобретатели в силу особых жизненных обстоятельств. Из вероятных частых случаев – это тайная выгодная продажа криминальным покупателям созданных боевых изделий, материалов и биопрепаратов. Однако как слушатель был «сражен» малоизвестной информацией доклада д.м.н. В.А. Зуева, руководителя отдела медицинской микробиологии НИИЭМ им. Н.Ф. Гамалеи РАМН «Биотерроризма: формы проявления и меры противодействия». В.А. Зуев привел данные возможного поражения населения большого мегаполиса мира типа Москвы или Нью-Йорка с распылением по ветру с легкого частного самолета 100 кг боевого биопрепарата и смерти до 3 млн чел. по временным декадам: 1) инфицирование; 2) введение карантина и лечение; 3) полная ликвидация последствий теракта. Примерно такая же смертность может быть достигнута распылением 200 гр некого биопрепарата в метро мегаполисов.

В 2004 г. еще не было мирового бума производства различных беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) для военных и мирных целей. В настоящее время на коммерческом рынке десятки видов таких БПЛА, часть из которых - малые низколетящие с минимумом металлических деталей с малой вероятность их радиолокационного обнаружения. Пожалуй, один такой террористический биоудар с распылением 5-10 кг боевого биопрепарата позволит нанести быструю гибель до 50% населения и работников атомного Сарова или иного «ЗАТО» ГК «Росатом».

Биологическое оружие используется чтобы не только вызвать болезнь или смерть множества людей, но и нанести большие материальные потери в определенной сфере деятельности. Отсюда необходимость для ГК «Росатом» разработки более эффективных мер защиты.

В статье 8 Модельного закона о противодействии терроризму, принятого 3 декабря 2009 г. постановлением 33-18 МПА СНГ, определены такие цели осуществления информационно-пропагандистского противодействия терроризму:

а) разъяснение опасности терроризма;

б) разоблачение форм, методов и приемов, с помощью которых террористы осуществляют пропаганду своих взглядов и идей;

в) формирование в обществе антитеррористического сознания;

г) объединение усилий государственных органов, осуществляющих противодействие терроризму, и институтов гражданского общества в профилактике терроризма;

д) сокращение социальной базы поддержки терроризма.

Для активизации антитеррористической деятельности полезно изучить новую книгу АТЦ СНГ: Смирнов А.А. Организация контрпропаганды в области борьбы терроризмом и экстремизмом: Научно-практическое пособие / А.А. Смирнов; под ред. А.П. Новикова. – М.: АТЦ СНГ, 2020. – 232с. Пособие предназначено для использования в практической деятельности сотрудников правоохранительных и иных государственных органов, работающих по линии информационного противодействия терроризму и экстремизму, а также участвующих в этой деятельности общественных объединений, религиозных и иных некоммерческих организаций. Кроме того, пособие может использоваться в образовательных организациях высшего профессионального образования правоохранительной направленности, а также в рамках основных направлений подготовки и курсов повышения квалификации.

Сегодня, конечно, всплеск активности по всему комплексу военных и гражданских лабораторий в России, но их масштабы недостаточны.

Проведенный анализ деятельности и открытых документов Антитеррористического центра государств–участников СНГ (см.: http://www.cisatc.org/1289) показал относительно малое внимание к угрозам и противодействию биотерроризма в России по сравнению с ядерным терроризмом и терроризму с применением взрывчатых веществ. Так, в «Словаре основных терминов и понятий в сфере борьбы с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма» (сост.: А. А. Смирнов. – Москва : РУДН, 2019. – 196 с.) нет определения термина биотерроризм.

Также явно недостаточно мероприятий по противодействию угрозам биотерроризма в «Программе сотрудничества государств – участников Содружества Независимых Государств в борьбе с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма на 2020–2022 годы» от 11 октября 2019 года (см.: https://www.cisatc.org/1291/1334).

Соответственно можно предположить, что на уровне ряда федеральных министерств и ведомств ныне имеется опасная существенная недооценка растущих угроз биотерроризма.

Отвечая на вопрос о принципах ведения военно-биологических НИОКР, Президент ядерного «КНЦ» М.В. Ковальчук отметил: «Пока ясно одно: эта система должна контролировать не оружие на этапе его производства и хранения, а сами технологии еще на этапе их разработки. Это требует принципиально новых подходов. Механизмы, подобные ядерному контролю, для этого уже не годятся. Уже сейчас существует возможность создать искусственный патогенный микроорганизм, который будет самостоятельно размножаться. И тогда даже одна клетка такого организма может стать оружием массового поражения. При этом ее патогенные свойства можно генетически «настроить» на вполне определенные цели…» (http://www.atomic-energy.ru/interviews/2018/10/26/89981).

Наиболее простой и доступный способ производства генного оружия – это искусственное усиление или изменение геномных факторов традиционных болезней. К разработке такого рода «генетического вооружения для бедных» в первую очередь могут быть склонны бедные, технологически неразвитые «государства-изгои», типа Северной Кореи и Ирана, либо страны, типа Пакистана и Индии, имеющие собственную ограниченную научно-технологическую базу.

Для понимания многих трактовок «биологических войн» надо указать на некоторые существенные различия между серьезной региональной или мировой биологической войной с участием профессиональных военных, спецслужб и различной технически сложной техники, оборудования и материалов и др. и актами тайного биотерроризма со стороны небольших интеллектуальных преступных групп. При этом диверсии опасного «биотерроризма» - это еще не региональная или мировая война.

Несколько основных терминов и понятий в сфере борьбы с терроризмом. См.: Источник: Словарь основных терминов и понятий в сфере борьбы с терроризмом и иными насильственными проявлениями экстремизма / сост.: А. А. Смирнов // Москва: РУДН, 2019, 196 с. При этом отдельные термины имеют альтернативные определения.

Акт терроризма – совершение действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях устрашения населения и (или) принуждения органов власти, международных организаций или отдельных должностных лиц к выполнению требований террористов.

Модельный закон «О противодействии терроризму» (принят постановлением МПА СНГ от 3 декабря 2009 года № 33-18).

Международный терроризм – терроризм, акты которого совершены в более чем одном государстве; совершены в одном государстве, но существенная часть их подготовки, планирования, руководства или контроля имеет место в другом государстве; совершены в одном государстве, но при участии террористической группы или террористической организации, которая осуществляет преступную деятельность в более чем одном государстве; совершены в одном государстве, но их существенные последствия имеют место в другом государстве.

Модельный закон «О борьбе с терроризмом» (новая редакция) (принят постановлением МПА СНГ от 17 апреля 2004 года № 23-5, с учетом поправок, принятых постановлением МПА СНГ от 4 декабря 2004 года № 24-5).

Наемничество – совокупность действий отдельных лиц, групп лиц и организаций по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на осуществление вербовки, использования, обучения, финансирования и иного материального обеспечения наемников; действия наемников по участию в вооруженных конфликтах, военных действиях и актах терроризма организация вооруженных формирований из наемников для участия в вооруженных конфликтах; организационное, информационное или иное пособничество в планировании, подготовке или реализации действий, направленных на осуществление вербовки, использования, обучения и финансирования наемников, а также участия наемников в вооруженных конфликтах, военных действиях и актах терроризма.

Модельный закон «О противодействии наемничеству» (принят постановлением МПА СНГ от 18 ноября 2005 года № 26-6).

Обеспечение антитеррористической защищенности критически важного объекта – реализация мер государственного реагирования на террористические угрозы критически важному объекту, а также охранных, режимных, инженерно-технических, аппаратно-программных и других мер, принимаемых на критически важном объекте в целях предупреждения совершения на нем акта терроризма.

Рекомендательный глоссарий терминов и понятий в сфере обеспечения антитеррористической защищенности критически важных объектов в государствах – участниках СНГ (принят постановлением МПА СНГ от 27 ноября 2015 г. № 43-20).

Паспорт безопасности (антитеррористической защищенности) критически важного объекта – документ, содержащий информацию о состоянии антитеррористической защищенности критически важного объекта и мероприятиях по ее обеспечению.

Рекомендательный глоссарий терминов и понятий в сфере обеспечения антитеррористической защищенности критически важных объектов в государствах – участниках СНГ (принят постановлением МПА СНГ от 27 ноября 2015 г. № 43-20).

Террористическая деятельность – совершение любых из нижеследующих деяний: организация, планирование, подготовка и совершение акта терроризма; пропаганда идей терроризма, распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования и Интернета; организация незаконного военизированного формирования, преступной организации или группы в целях совершения акта терроризма, а равно участие в таких структурах; вербовка, вооружение, обучение или использование террористов; пособничество в организации, планировании, подготовке и совершении акта терроризма; подстрекательство к акту терроризма; финансирование террористической деятельности; любые формы содействия организациям, деятельность которых признана террористической в соответствии с законодательством государства.

Модельный закон «О противодействии терроризму» (принят постановлением МПА СНГ от 3 декабря 2009 года № 33-18).

Российские специалисты высоко оценивают Указ Президента РФ от 11 марта 2019 г. № 97 "Об Основах государственной политики Российской Федерации в области обеспечения химической и биологической безопасности на период до 2025 года и дальнейшую перспективу” (garant.ru›products/ipo/prime/doc/72092478/).

 По отдельным направлениям Россия все же имеет возможности целевого секторального прорыва в области молекулярной биологии и генетики.

В числе профилактических оборонных мер для России особо актуальными видятся: 1) разработка упреждающих новых защитных вакцин и создание соответствующих новых производств; 2) создание соответствующих подземных резервных производственных мощностей; 3) мониторинг прикладных НИОКР во внешнем мире, включая стран-потенциальных противников России (США и стран НАТО); 4) совершенствование технического оснащения в сфере науки, медицинской промышленности и организаций здравоохранения России; 5) прогнозирование возможных техногенных катастроф, эпидемий и диверсионных актов для минимизации возможных потерь и др.

На мой взгляд, автора серии тематических военно-биологических и военного эксперта Российского совета по международным делам (см.: http://ir.russiancouncil.ru/military/), многие проблемы мог бы решать в этом направлении созданный в структуре ФСБ России специализированный ВНИИ биологической безопасности ФСБ России.

 К слову, относительно создания такого ВНИИББ позиция автора впервые в открытой печати была изложена в статье: Бобылов Ю. О биобезопасности России («Мир и безопасность», 2006, № 2, с. 44-50). В 2008 г. такая рекомендация вошла в итоговые предложения книги: Бобылов Ю.А. Генетическая бомба. Тайные сценарии наукоемкого биотерроризма // М.: Белые Альвы, 2008, 384 с. Поскольку в последние годы Минобороны России мало заказывало специальных оборонных НИОКР медико-биологического профиля по противодействию такому новому оружию со стороны наших потенциальных военных противников, в ближайшие годы резко повышается защитная роль этой российской спецслужбы. При этом сама ФСБ России должна бы реорганизоваться в более мощное и многопрофильное МГБ России. См.: Бобылов Ю.А. О преобразовании действующей «ФСБ России» в мощное многопрофильное «МГБ России» // Атомная стратегия XXI, № 176, с. 26-30.

Важная оперативная информация из Совета безопасности России, о проработке темы биозащиты населения страны:

1. В июне 2021 г. на ХХ съезде партии председатель «Единой России» Д.А. Медведев предложил потратить 70 млрд рублей на систему предотвращения биологических угроз: «Для этого мы предлагаем выделить из бюджета значительные средства — это до 70 млрд рублей, их можно было бы направить на разработку программной платформы для точного проектирования эпидемиологических моделей, для создания условий для развития современной лабораторной инфраструктуры, подготовки высококвалифицированных специалистов». См.: https://russian.rt.com/russia/news/875311-medvedev-edinaya-rossiya. Необходимость создания подобной системы обусловлена ныне острой ситуацией, складывающейся с пандемией коронавируса, однако впереди могут возникнуть и иные эпидемии, в том числе террористического диверсионного происхождения.

2. В начале октября 2021 г. заместитель секретаря Совета безопасности России Ю.А. Коков в своем антитеррористическом выступлении отметил: «Тактика террористов меняется постоянно. Например, сейчас активно применяются беспилотные летательные аппараты, продолжил спикер. А в том же Афганистане не снижается интенсивность минно-взрывной войны. К слову, беспилотники стали чаще применять с 2019 года, ещё до начала пресловутой пандемии коронавируса. В том числе на расстоянии били по базе России в Сирии. Но ещё опаснее выглядит стремление террористов получить информацию об изготовлении оружия ядерного, химического и биологического поражения. Не говоря уже о попытках применить патогенные биологические агенты и токсические химикаты: Для этого они целенаправленно ведут вербовку отраслевых специалистов, в том числе преподавателей и студентов химико-биологических учебных заведений». См.: https://tsargrad.tv/news/covid-19-i-jadernaja-bomba-na-sluzhbe-terroristov_426439.

Видится ряд новых международно-правовых проблем для Президента РФ и Совета безопасности РФ.

По мнению автора, интересы национальной безопасности уже требуют временного частичного приостановления участия Российской Федерации в «Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления бактериологического (биологического) оружия, а также токсинов и его уничтожения» (Женева, 1972 г.), ратифицированной в 1992 г. Президентом Б.Н. Ельциным. Так, сама эта «Конвенция» нуждается в учете новой ситуации в сфере фундаментальных и прикладных биологических работ. 

Также нужен бы новый «корректный ответ» США, которые после 1991 г. создали по периметру границ России разветвленную сеть своих опасных секретных военно-биологических лабораторий и центров.