Избирательный лохотрон

Избирательный лохотрон

8 сентября я был наблюдателем на избирательном участке № 120 от КПРФ, выдвинувшей генерал-лейтенанта В.И. Соболева кандидатом в губернаторы Ставропольского края. Рядом со мной сидела наблюдатель из г. Ростова от В.И. Соболева. Мы вместе вели подсчёт проголосовавших избирателей. Если кто-то из нас отлучался, то считать продолжал другой.  Мы не могли ошибиться более чем на 2 – 3 человека. Мы не видели, чтобы во время голосования был большой вброс бюллетеней. После подсчёта избирательных бюллетеней секретарь комиссии сообщила, что проголосовало на участке 1062 избирателя, а по нашим подсчётам проголосовало всего 484 избирателя. Это значит, что было вброшено 578 бюллетеней. Это огромный вброс для этого небольшого участка. Сделано это было очень хитро и требует особого рассказа. Выше дана схема, поясняющая, как это было сделано.

    Сдвинули три стола,  высыпали на них бюллетени и сложили их в одну стопку. С торца получившегося прямоугольного совмещённого стола стал председатель комиссии и стал раскладывать бюллетени по стопкам  кандидатов. Делал он это очень быстро и  так, что с моего места М1 было невозможно увидеть, за какого кандидата проголосовал избиратель. Я заявил об этом председателю и мне предложили место М2, рядом с ним. Я перешёл на  предложенное место, но между мной и председателем стала секретарь комиссии и положила руки на пояс, чтобы максимально закрыть для меня угол стола за председателем, на котором лежала общая стопка бюллетеней. Председатель брал из неё бюллетени и раскладывал по стопкам разных кандидатов. Эти стопки бюллетеней  и отметки на них я видел, но практически не видел стопки, из которой он их брал. Я считаю, что в это время была подложена заранее подготовленная пачка бюллетеней, с проставленными отметками за Владимирова. Это могли сделать стоящие около общей стопки бюллетеней члены комиссии, которые  брали бюллетени и подавали их председателю.  Ведь не зря же между мной и председателем стала секретарь комиссии с «руками в боки». Когда вброс произошёл, секретарь ушла с этого места.

    Некоторые наблюдатели раньше покинули избирательный участок, а два оставшихся наблюдателя подсчёт проголосовавших избирателей не вели и не очень внимательно следили за подсчётом бюллетеней. Если бы наблюдатель от  Соболева стояла на месте М1, то она могла бы увидеть вброс бюллетеней, но по уважительной причине она покинула избирательный участок  к концу голосования.

    О произошедшем вбросе огромного количества бюллетеней я написал жалобу председателю комиссии, но он её не принял, сообщил об этом в штаб КПРФ, но и там не стали принимать меры для расследования этого преступления. А ведь  для вброшенных 578 бюллетеней членам комиссии надо было в списках избирателей найти или вписать соответствующее количество избирателей, которые фактически не голосовали. При расследовании всё это можно было бы выявить и добиться того, чтобы было  принято решение считать не действительным голосование, проведённое  на этом участке. В штабе КПРФ сказали, что большие вбросы были и на других участках и на всё  это в штабе не отреагировали.

    Считаю, что на избирательном участке № 120  выборы проводила не избирательная комиссия, а организованная преступная группа (ОПГ). Она заранее спланировала преступление (вброс  бюллетеней) и осуществила его. Эта ОПГ допустила и  другие нарушения:

1.      Не оглашались наблюдателям сведения о числе проголосовавших,  которые  председатель (секретарь) в определённое время сообщал в  ТИК (территориальная избирательная комиссия).

2.      Перед подсчётом бюллетеней  не были погашены в присутствии наблюдателей не использованные бюллетени путём обрезания уголка.

3.      Сразу после подведения итогов голосования наблюдателям не были выданы заверенные копии протоколов.  Мне председатель выдал копию протокола только после возвращения из ТИК.

4.      Члены избирательной комиссии в процессе проведения голосования по очереди  уходили в специальную комнату, в которой пили спиртные напитки и закусывали, и старались напоить наблюдателей. После моих многократных отказов от предложений зайти в эту комнату и перекусить, мне прямо на рабочее место наблюдателя принесли в стаканчике коньяк и фрукты для закуски. От коньяка я отказался.  До этого я уже два раза был членом избирательной комиссии и один раз наблюдателем, но мне не приходилось видеть пьянку членов избирательной комиссии при проведении голосования.

    Выводы.

1.      Наверное, Владимиров выделил деньги на выпивку и закуску и заверил председателей избирательных комиссий в том, что им ничего не будет, чтобы они не делали для достижения нужных показателей в процессе избирательной кампании. В такой наглой избирательной кампании мне ещё не приходилось участвовать.

2.      По тому, как проводилась избирательная кампания видно, что КПРФ выдвинула кандидатом в губернаторы В.И. Соболева только для того,  чтобы повысить явку избирателей. Она очень слабо вела агитацию за своего кандидата. Программа Соболева была напечатана на  4-х листах лощёной бумаги, очень красочно, но в малом количестве. Лучше бы напечатали дешевле, но больше. В краевом центре накануне голосования КПРФ даже не провела митинг в поддержку своего кандидата. Мне жаль Виктора Ивановича, что ему пришлось участвовать в таком спектакле в незавидной роли.

3.      Надо прекратить все разговоры о «честных выборах». Эта власть потому и сохраняется, что во время выборов любыми способами добивается избрания своих кандидатов и будет это делать всегда, пока народ не проснётся и не сбросит её.

    

0 42